Искать по фамилии, например: Пушкин

Главная » Биографии » Россия, разд. Основные черты современного русского уголовного права

Россия, разд. Основные черты современного русского уголовного права

Рсточники действующего материального уголовного права в России суть: уложение о наказаниях уголовных и исправительных (издание 1845 г.), устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, устав о ссыльных, устав о содержащихся под стражей, воинский и военно-морской уставы о наказаниях и устав сельско-судебный. Кроме того, карательные постановления содержат в себе некоторые уставы казенных управлений и промышленности - таможенный, акцизный и др. Карательные церковные законы, применяемые церковно-судебной властью, заключаются в уставе духовных консисторий, в Кормчей книге и в духовном регламенте. Основная характерная особенность уложения о наказаниях состоит в том, что оно в сущности есть не уложение, а свод. Редакторы его, по собственным их словам (объяснительная записка к проекту 1844 г.), "постоянно имели в виду все соответствующие постановления свода законов уголовных и не прежде составляли новые определения или правила, как удостоверясь, что в существующих законах нет таких, которые можно было бы признать достаточными и удовлетворительными". Поэтому уложение, прежде всего, заключает в себе те недостатки, которые присущи своду. Эти недостатки Н.С. Таганцев ("Журнал Гражданского и Уголовного Права", 1873 г., ¦ 1) сводит к трем: полная рознь принципов между отделами уложения и различия в самых взглядах на понятие о преступлении и на существенные условия наказуемости; отсутствие последовательно проведенного критерия для сравнительной оценки преступных деяний; отсутствие начал, действительно общих всему уложению, и потому формальное противоречие отдельных его постановлений. Последовательно проведены в уложении только принцип недоверия к судьям и стремление ограничить область судейского усмотрения с помощью лестничной системы наказаний, при которой деятельность судьи сводится к простым арифметическим выкладкам. Эта система, однако, оказалась стройной только на бумаге и совершенно непригодной на практике. Она выразилась в отсутствии обобщений, в казуистичности, многостатейности и вместе с тем неполноте уложения. К характерным чертам уложения можно отнести еще механическое заимствование некоторых положений из иностранных кодексов и крайнюю невыработанность терминологии. Еще сильнее, чем все эти недостатки, чувствуется устарелость уложения. По меткому замечанию Иеринга, ни одна область права не отражает на себе в такой степени переживаемую эпоху, как область права уголовного. Естественно, что уложение, изданное в 1845 г. и подвергшееся лишь частичному исправлению в 1866 г., не удовлетворяет своему назначению теперь, после освобождения крестьян, после судебной и других коренных реформ царствования Александра II. Весь материал, составляющий содержание уложения, распадается на XII разделов (и 1711 статей); первый раздел заключает в себе общую часть, остальные - особенную. Понятие преступного деяния уложение не определяет. Деления наказуемых деяний по тяжести наказания нет: хотя уложению и известны два термина - преступление и проступок, - но технического значения они не имеют. Причины, устанавливающие вменяемость, перечислены ограничительно. Право обороны стоит в зависимости от важности блага, на которое было направлено посягательство. Состояние крайней необходимости не отличено от психического принуждения. С внутренней стороны деяния различается зло случайное, деяние неосторожное и умышленное, со стороны внешней - обнаружение умысла (в общем правиле не наказуемое, но в некоторых случаях - преступления государственные - обложенное даже смертной казнью), приготовление, покушение и совершение. Покушение, остановленное по собственной воле покусившегося, если содеянное само по себе не преступно, ненаказуемо; остановленное не собственной волей влечет наказание, положенное за оконченное деяние, с понижением в степени. Уложению известны три формы участия в преступлении: без предварительного соглашения (скоп), по предварительному соглашению (заговор) и шайка. В первом случае различаются главные виновные и участники, во втором - зачинщики, сообщники, подготовщики или подстрекатели, и пособники. Прикосновенными к делу признаются попустители, укрыватели и недоносители. Для каждой категории совиновников определена особая мера ответственности, отправной точкой которой служит наказание, положенное за содеянное; только за недоносительство о совершенном преступлении назначаются специальные положенные наказания. Образование шайки рассматривается и наказывается как delictum sui generis. В основе карательной системы лежит лестница наказаний в техническом смысле этого слова, т. е. такая система, при которой все роды наказаний, поделенные на виды и степени, располагаются в последовательном порядке степеней и отношение между двумя рядом стоящими степенями признаются всегда одинаковым, все равно, принадлежат ли они к одному виду и роду или нет (см. таблицу, т. XVIII, 178). По тяжести, наказания делятся на уголовные, влекущие за собой лишение всех прав состояния, и исправительные. Уголовные наказания: смертная казнь, ссылка в каторжные работы, ссылка на поселение в Сибирь и ссылка на поселение в Закавказье. Последнее наказание - исключительное, стоящее вне лестницы и назначаемое лишь в особо указанных случаях. Уголовные наказания для всех одинаковы; но в отношении наказаний исправительных, уложение разделяет всех на две категории: изъятых и не изъятых от телесных наказаний. Исправительные наказания: ссылка на житье, исправительные арестантские отделения, крепость, тюрьма, арест, выговоры, замечания и внушения, денежные взыскания. Параллельно с лестницей общих наказаний стоят наказания особенные (исключение из службы, отрешение от должности и др.), назначаемые за преступные деяния по службе. Кроме главных наказаний установлены дополнительные: конфискация имущества, церковное покаяние, отдача под особый надзор полиции и др. Виды поражения прав: а) лишение всех прав состояния - разрушает права сословные, семейные и имущественные; б) лишение всех особенных прав и преимуществ, лично и по состоянию осужденного присвоенных - поражает права сословные и служебно-политические и в) лишение некоторых особенных прав и преимуществ - влечет за собой лишение права вступать в государственную службу, быть избирателем и избираемым на почетные и соединенные с властью должности. Суд не может определить иного наказания, кроме того, которое в законах за судимое им преступление именно предназначено. Когда за деяние положено несколько различных степеней или даже родов наказаний, суд свободно выбирает род и степень. Избрание меры в пределах степени всегда предоставляется усмотрению суда, кроме тех случаев, когда закон особо указывает, что должна быть назначена высшая или низшая мера. При наличности в деле обстоятельств, увеличивающих или уменьшающих вину, суд переходит от одной степени лестницы к другой вверх или вниз, с некоторыми установленными в статье 150 ограничениями. В случаях рецидива или совокупности преступных деяний, наказание назначается на основании особых правил. Уложение допускает назначения наказания и по аналогии, "если в законе за подлежащее рассмотрению суда преступное деяния нет определенного наказания" (статья 151). Правила замены наказания, как по причинам юридическим, так и по фактической невозможности применить в данном случае данное наказание, отличаются особенной сложностью. Наказание отменяется: за смертью преступника, за примирением с обиженным, за давностью и вследствие помилования. Сроки давности, от 6 месяцев до 10 лет, поставлены в связь с сравнительной тяжестью наказания. Давность не распространяется на преступления государственные и длящиеся и на умышленное убийство родителей. Сравнительно с уложением, устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, по своей технической обработке стоит значительно выше: в нем нет казуистики, больше обобщений, лестничной системы он не придерживается - но самый факт одновременного существования двух кодексов ведет к путанице понятий, неурядице, колебаниям практики. По общему правилу, устав применяется судебными местами низшей подсудности - мировыми судьями, земскими начальниками и т. п.; но в некоторых случаях, например, при совокупности преступных деяний, его обязаны применять и общие судебные установления. За проступки, означенные в уставе, назначаются выговоры, замечания и внушения, денежные взыскания до 300 рублей, арест до 3 месяцев и заключение в тюрьме до 1 года 6 месяцев. В отличие от уложения, устав дает не исчерпывающий, а лишь примерный перечень увеличивающих и уменьшающих вину обстоятельств. Устав о ссыльных первоначально был издан в 1822 г.; в 1832 г. он был введен в XV т. Свода Законов; в 1855 г. система наказаний его была изменена и приспособлена к уложению. Главное содержание устава - правила о порядке отправления и следования ссыльных, управления ими и надзора за ними. В ряду этих правил имеются постановления "о наказаниях за преступления и проступки ссыльных". Основные виды наказаний для ссыльных: плети, розги, приковывание к тележке, увеличение срока работ, перевод из разряда исправляющихся в разряд испытуемых, перевод с поселения на каторжные работы. Из преступных деяний специально предусмотрены побег с места водворения или работ или с дороги, и обмен имен и фамилий. Кроме суда, наказания ссыльным могут быть определяемы в весьма широких пределах местной административной властью, "по собственному удостоверению в учиненной вине, или же по формальному полицейскому исследованию". Устав о содержащихся под стражей обнимает собой учреждение мест заключения, порядок управления ими и порядок содержания заключенных. Из мер дисциплинарных здесь упоминаются выговоры, арест, лишение горячей пищи, наказание розгами, бритье половины головы и заковывание в кандалы. Воинский устав о наказаниях - специальный кодекс нарушений военного правопорядка и сборник изъятий, с соблюдением которых к военнослужащим применяются общие уголовные законы. (Устав военно-морской о наказаниях (XVI книга в морском постановлении) есть сколок с устава воинского, дополненного лишь постановлениями о нарушениях военно-морской службы). Он издан впервые в 1868 г., взамен военно-уголовного устава 1839 г., державшегося системы формальной обособленности военно-уголовного законодательства от общего. Ныне действует второе издание, 1875 г. Применяется устав не только военными судами, но и общими, когда дела о военнослужащих подлежат их рассмотрению (например, при соучастии в совершении общего преступного деяния). Главные изъятия в постановлениях о преступном деянии касаются причин невменения - приказа, необходимой обороны и состояния крайней необходимости. Кроме общих уголовных наказаний, уставу известны еще смертная казнь, не сопровождающаяся лишением всех прав состояния, и заточение в крепости. Из наказаний исправительных к военнослужащим применяются на основании уложения лишь высшие, влекущие лишение всех особенных прав и преимуществ, низшие же заменяются особыми видами лишения свободы: заключением в крепости и содержанием на гауптвахте - для офицеров, отдачей в дисциплинарные батальоны и военной тюрьмой - для нижних чинов, а равно дисциплинарными взысканиями. Большее развитие сравнительно с уложением, имеет система особенных наказаний. Специальные виды поражения прав - ограничение некоторых прав и преимуществ по службе и перевод в разряд штрафованных (для нижних чинов). Переведенные в этот разряд могут быть подвергаемы, в дисциплинарном порядке или взамен заключения в военной тюрьме, телесному наказанию. Уставом преподаны особые правила о наказании по мере участия в преступлении, об обстоятельствах, увеличивающих или уменьшающих вину, о повторении и о совокупности. Во многих случаях положены наказания двоякого рода: для мирного времени и для военного. Основные группы воинских преступных деяний: нарушения подчиненности и чинопочитания, уклонение от службы, нарушения обязанностей караульной службы, нарушение воинского благочиния, нарушение обязанностей службы во время военных действий. Сельско-судебный устав был издан в 1839 г. для государственных крестьян, но Положением 19 февраля 1861 г. действие его распространено на всех лиц крестьянского сословия. Применяется исключительно крестьянскими судами, параллельно с общим положением и местными обычаями, на следующих основаниях: деяние должно быть учинено в пределах волости (учиненное в городе или местечке наказывается по общим законам), крестьянином против крестьянина же, должно быть маловажным и не должно находиться в связи с преступлениями или проступками, подлежащими рассмотрению общих судебных мест. В местностях, где введено в действие положение о земских начальниках, волостные суды руководствуются, при определении наказаний за проступки, временными правилами о волости, суде, Высочайше утвержденными 12 июля 1889 г. Литература. Богдановский , "Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве" (1857); Сергеевский , "Наказание в русском праве XVII века" (1888); его же, "Проекты уголовного уложения 1754 - 56 годов" (1882); Н. Таганцев, "Лекции по русскому уголовному праву" (1887 - 1892); его же "Курс русского уголовного права" (1874 - 1878); Н. Неклюдов , Перевод учебника Бернера (1865); его же "Руководство к особенной части русского уголовного права" (1876 - 1880); его же "Руководство для мировых судей" (1874); Владимиров , "Учебник русского уголовного права" (1889); Есипов , "Очерк русского уголовного права" (1894); Лохвицкий , "Курс русского уголовного права" (1867 - 1871); Сергеевский, "Русское уголовное право" (1896); Фойницкий , "Учение о наказаниях в связи с тюрьмоведением" (1889); его же, "Курс уголовного права, часть особенная" (1893); Кузьмин-Караваев , "Военно-уголовное право" (1895); его же, "Характеристика уложения и воинский устав о наказаниях" (1890). К.-К.


Назад

© Netstory.ru
Создание сайта - веб-студия "Каспер"